Kerouac, Jack

и все Ангелы и мыши и проездом через всё

 

«До Просветления – руби дрова, носи воду. После Просветления – руби дрова, носи воду»

“Когда Будда проповедовал о пылинках, то это были не-пылинки, поэтому обо всех пылинках Будда проповедовал как о не-пылинках. Это и называют пылинками”

ангелы
Зачем еще нам жить если не обсуждать (по меньшей мере) кошмар и ужас всей этой
жизни, Боже как мы стареем и некоторые из нас сходят с ума и все злобно меняется —
болит именно эта злобная перемена, как только что-то становится четким и
завершенным оно тотчас разваливается и сгорает -
Превыше всего прочего, мне жаль — но то чего мне жаль ни вам не поможет, ни мне -
В горной хижине я убил мышь которая была — фу — у нее были маленькие глазки
глядевшие на меня умоляюще, она уже была злобно ранена тем что я ткнул ее палкой
пробив ее защитное укрытие из пачек липтоновского супа с зеленым горошком, она вся
была в зеленой пыли, билась, я прямо высветил ее фонариком, убрал упаковки, она
смотрела на меня «человеческими» боязливыми глазами ("Все живые существа дрожат
от страха наказания"), с маленькими ангельскими крылышками и всем остальным она
просто от меня получила, прямо по голове, резкий треск, от которого она умерла, глазки
выкатились покрытые порошком зеленого горошка — Ударяя ее я чуть не всхлипнулвскрикнув "Бедняжка!" как будто бы не я это делал?

....

Когда большие олени по-коровьи паслись у меня в лунном дворике я все же смотрел
на их бока как сквозь прицел ружья — хоть никогда бы и не убил оленя, который умирает
большой смертью — тем не менее олений бок означал пулю, олений бок означал
стрелопронзание, в сердцах людей нет ничего кроме убийства — Св. Франциск должно
быть это знал — И предположим кто-то пришел к Св. Франциску в его пещеру и
пересказал ему кое-что из того что говорят о нем сегодня гадкие интеллектуалы и
Коммунисты и Экзистенциалисты по всему миру, предположим: 

"Франциск, ты всего лишь
испуганный глупый зверь и только который прячется от страждущего мира,
оттягиваешься себе на природе и делаешь вид что ты так свят и любишь животных,
прячешься от реального мира со своими формальными серафическими херувимскими
наклонностями, пока люди плачут а старухи сидят на улице рыдая и Ящерица Времени
скорбит вечно на горячей скале, ты, ты, считаешь себя таким святым, втихомолку
пердишь по пещерам, смердишь так же как и прочие, а пытаешься показать что ты
лучше людей?" Франциск мог бы и грохнуть этого человека — Кто знает? — Я люблю Св.
Франциска Ассизского как и любого на свете но откуда мне знать что бы он сделал? —
может убил бы своего мучителя — Поскольку убиваешь ты или нет, вот в чем и беда-то,
никакой разницы нет в сводящей с ума пустоте которой все равно что мы делаем — Мы
знаем только то что все живо иначе бы его здесь не было — остальное досужие
домыслы, умствования насчет реальности ощущения хорошего или плохого, этого или
того, никто не знает святой белой истины поскольку она невидима -


Но что же нам делать?
Довольно скоро возникнет новый род убийцы, который станет убивать безо всякой
причины, просто чтоб доказать что это неважно, и его достижение будет стоить не
больше и не меньше последних квартетов Бетховена и Реквиема Бойто — Церкви
падут, монгольские орды станут ссать на карту Запада, короли-идиоты будут рыгать
давясь костями, всем будет наплевать когда сама земля рассыпется в атомную пыль
(как это было в самом начале)

 и пустоте по-прежнему пустоте будет все равно, пустота
будет просто продолжаться с этой своей сводящей с ума улыбочкой которую я вижу
везде, смотрю ли на дерево, на скалу, на дом, на улицу, я вижу эту улыбочку — Эту
"тайную Богоухмылку" но что же это за Бог который не изобрел справедливости? —
Поэтому они зажгут свечи и произнесут речи и ангелы неистовствуют — Ах но "Я не
знаю, мне все равно, и не имеет значения" будет последней человеческой молитвой 

-
Тем временем во всех направлениях, внутрь и наружу, вселенной, наружу к
нескончаемым планетам в нескончаемом пространстве (более многочисленным чем
пески в океане) и внутрь в неограниченные огромности вашего собственного тела кое
суть также нескончаемое пространство и «планеты» (атомы) (весь электромагнитный
сумасшедший расклад скучающей вечной силы) тем временем убийство и бесполезная
деятельность продолжаются, и продолжались с безначального времени, и будут
продолжаться никогда не заканчиваясь, и нам дано знать, нам с нашими оправданными
сердцами, лишь то что это только то что есть и не больше чем то что есть и у него нет
имени и это не что иное как звериная сила -
Ибо те кто верят в личного Бога которому не безразлично хорошее и плохое
галлюцинациями завопят себя за тень сомнения, хоть Господь и благословляет их, он
все равно отсутствующе благословляет пробелы -
....


Здесь
же, всё, жаждущие ручейки сентября не шире моей ладошки, выдавая воду водой, где я
плескался и пил и мутил эту воду чтоб идти дальше
— Господи
— Как сладка жизнь?
Так же сладка
как холодна
вода в лощине
на пыльной усталой тропе —
Вокруг полно маленьких съедобных травок — Человеку бы это
удалось, затаиться тут в горах, варить травы, притащить с собой немного жира, варить
травы на крошечных индейских костерках и жить вечно — "Счастлив с камнем сед
головой пусть небо и земля занимаются своими переменами!" пел старый Китайский
Поэт Ханьшан — Без всяких карт, рюкзаков, пожароискателей, батарей, самолетов,
предупреждений по радио, одни комары зудят в гармонии, да струйка ручейка — Но нет,
Господь снял это кино у себя в уме и я часть его (часть его известная под именем меня)
и не мне понимать этот мир и значит брести посреди него проповедуя Алмазную
Непоколебимость которая гласит: "Ты здесь и ты не здесь, и то и другое, по одной и той
же причине," — "просто Вечная Сила пожирает все"

....

Мы орем как и повсюду на свете Не-Опустошения (?) люди орут в рассказывательных
комнатах, или шепчутся, шум их бесед сплавляется в один обширный белый состав
святого наступившего молчания которое в конечном итоге вы будете слышать вечно
когда научитесь (и научитесь не забывать слышать) — Так почему бы и нет? валяй ори,
делай что хочешь -
И мы говорим об оленях -

(54)
Счастье, счастье, бензиновый дымок по озеру — счастье, книжка про ковбоев которая
у него с собой, которую я мельком просматриваю, первая потрепанная пыльная глава с
презрительно ухмыляющимися парнягами в сомбреро не иначе как замышляющими
убийства в расщелине каньона — ненависть накаляет их физиономии голубой сталью
— скорбные, тощие, измученные, потасканные лошади и жесткий чаппараль — И я
думаю "О фиг ли все это сон, кому какое дело? Кончай, то что проездом через все,
проездом через все, я с тобой" — "Давай проездом через моего дорогого Фреда, пусть
он почувствует экстаз твой, Боже" — "Давай проездом через всё это" — Как может
вселенная быть чем-то иным кроме Утробы? Причем Утробы Бога или Утробы
Татхагаты, это просто два языка а не два Бога — И как бы то ни было истина
относительна, мир относителен — Все относительно — Огонь есть огонь и не есть
огонь — "Не беспокой Эйнштейна спящего в своем блаженстве" — "Значит это всего
лишь сон поэтому заткнись и наслаждайся — озеро разума" -
Лишь изредка Фред разговаривает особенно со старым словоохотливым Энди
погонщиком мулов из Вайоминга, но говорливость того играет лишь заполняющую роль
— Хотя сегодня пока я сижу и курю свою первую сигарету из пачки, он разговаривает и
со мною, думая что мне нужны разговоры после 63 дней уединения — а разговаривать с
человеческим существом это как летать с ангелами.
"Олень, второй — важенки — как-то ночью две молодых ели прямо у меня во дворе" —
(Кричу я поверх двигателя) — "Медведь, признаки медведя — голубика — " "Странные
птицы," добавляю я подумав, и бурундуки с овсинками в лапках что понавыдергивали из
ограды старого загона — Пони и лошади старины 1935-го
где
Они теперь?
"А на Кратере койоты!”



————

В газетах я вижу где Мики Мэнтл не побьет рекорд Бэйба Рута по хоум-ранам. Ну
ничего. Билли Мэйз сделает это на следующий год.
И я читаю об Эйзенхауэре машущем из поездов на предвыборных речах, и Адлаи
Стивенсоне таком элегантном таком подлом таком гордом — Читаю о бунтах в Египте,
бунтах в Северной Африке, бунтах в Гонконге, бунтах в тюрьмах, бунтах к дьяволу
везде, бунтах в опустошении? — Ангелы бунтуют против ничто.
Лопай свою яичницу
и
заткнись
(ангелы 69)
...
72
И я неистовствовал чисто среди скал и снега, на скалах сидеть а снег пить, скалы
чтобы начинать ими лавины а снег чтобы кидаться снежками в мой дом —
неистовствовал среди комаров и умирающих самцов муравьев, неистовствовал на
мышь и убил ее, неистовствовал на сотнемильную циклораму заснеженных гор под
голубым небом дня и звездным великолепием ночи — Неистовствовал как дурак, когда
следовало любить и раскаиваться -
Теперь я вернулся в это проклятое кино мира и вот теперь что мне с ним делать?
Сиди в дураке и будь дураком,
вот и всё -

Все равно Опустошение -

(керуак)​

newFactory paris - La Forge avg amworldfilms.com @2009